Далее1

Подобно тому как в христианской ортодоксии существуют многие промежуточные ступени между мятежным ангелом и животным, несомненно, существовали еретические концепции, стремившиеся уменьшить расстояние, отделявшее абсолютный дуализм от так называемого умеренного дуализма. Обе тенденции влияли друг на друга. Понятие мятежного архангела предполагало само по себе, что речь идет о своего рода духе, но постановка вопроса абсолютистами, согласно которой «никакое существо не может измениться, стать злым без причины, повлекшей за собой такое следствие», влияла и на умеренных дуалистов, которые видели, что придуманной свободы воли недостаточно для объяснения появления Зла, если уже не было причины, определившей этот выбор. «Никогда, — говорил Иоанн фон Луджио, — зло не могло бы возникнуть стихийно из творения доброго Бога как такового, если бы не было внешней причины зла». Поэтому умеренные дуалисты из Конкорец-цо создали эзотерическое добавление (эзотерическое, потому что они сами называли его «тайной») к своей экзотерической вере в самопроизвольную порчу мятежного ангела. Они проповедовали втайне, что Люцифер, созданный добрым, стал злым под влиянием настоящего Злого начала, которое они представляли себе в своих мифах в форме хаотического чудовища (хаос — это среда и даже естественное состояние злого начала) с четырьмя лицами: человеческим, птичьим, рыбьим и звериным. На этот текст никогда не обращали внимания, хотя он очень важен и позволяет уменьшить различия между абсолютными и умеренными дуалистами и, прежде всего, — лучше понять природу злого начала. Насколько мне известно, это чудовище — единственное изображение злого начала, которое оставили нам катары. Парадоксально, что оно фигурирует в тексте, принадлежащем умеренным дуалистам! Речь идет здесь о вечном начале. Это «злой» дух или дух плохого качества, связанный с хаосом, где он обитает, и не имеющий никакой способности творить. Трудно считать это злое начало равным по силе истинному Богу... Оно было способно только соблазнить или развратить Люцифера, еще доброго, но которому, вероятно, было предопределено, что он долго таким не останется. В существующем порядке ничто нельзя изменить без помощи существ, созданных добрым Богом.

Абсолютные дуалисты представляли себе истинное Злое начало именно под такой материальной видимостью.

Некоторые, например, школа Иоанна фон Луджио, стремясь выражаться наиболее философским образом, доходили до того, что раздваивали злое начало, считая дьяволов и «богов» за простые эманации Корня Зла. помещая последний в бесконечно удаленный и непознаваемый потусторонний мир. Иоанн фон Луджио утверждал, что Сатана всего лишь «производное» от злого начала, которое само по себе — нечто совсем другое. «Никто в этом мире, — добавлял он, — не может показать нам этого злого бога видимым образом и во времени - как, кстати, и Бога Добра». Но причину познают по следствиям. В данном случае следствие таково же, как и начало, которое, похоже, было для Иоанна фон Луджио только абстрактной идеей вселенского разложения. Такой способ раздваивания злого начала на «личность-причину» и «личность-следствие» отмечает Ренье Саккони в «Книге о двух началах» Иоанна фон Луджио (от которого мы имеем лишь резюме). В той части его «Summa de Cat.haris», где он рассказывает о взглядах Иоанна фон Луджио, он сообщает нам, что для последнего мир был творением Дьявола или скорее -отца Дьявола». Если Иоанн фон Луджио сумел придать довольно строгое философское выражение этой идее, то в резюме его книги, которое до нас. дошло, это не продумано, что хорошо показывает, что и в этом пункте он не внес много нового, чаще довольствуясь рационализацией традиционных концепций.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта