Далее4

В его отсутствие крамола в Милане подняла голову, еретики, ободрившись, не боялись высказывать вражду инквизиции, мешали богослужениям, оскорбляли священников. Петр и здесь открыл тот же трибунал и начал судилище. В течение пяти лет нещадно действовал он, хватая все новых еретиков, пытая их, предавая заключению в страшных сырых подземных тюрьмах или смерти. Это был настоящий черный террор, причем Петр в своей жестокости переходил даже за те пределы, которые открывались ему полномочиями, данными папой. По крайней мере, через несколько лет, когда в связи со смертью Фридриха II и начавшимися в Кремоне волнениями папа послал туда Петра, он велел ему, «уничтожая еретическую заразу», действовать не только самостоятельно, но также опираться и на епископский совет. Петру советовали щадить раскаявшихся еретиков и возвращать их в лоно католической церкви.

В Кремоне Петр свирепствовал, однако же, не меньше и навел такой же ужас, как и в Милане и Флоренции. Как велико было озлобление против него, свидетельствует одно уж то, что его не вынесло даже католическое население города, — составился тайный заговор на его жизнь. Петр знал, что его кровавая деятельность добром для него не кончится, но остановиться на своем пути не мог. Укоренившаяся ли привычка к крови, пыткам и смерти, развращавшая столь многих из этих людей, облеченных такой страшной властью, тайный ли садизм, находивший удовлетворение в картинах пыток, или же самолюбие и фанатическое старание «принести пользу церкви» были тому причиной, но Петр продолжал свою деятельность, ожидая со дня на день своего убийства. На площади в Милане он, в присутствии громадной толпы, сказал: «Я знаю, что еретики оценили мою голову и что уже приготовлена плата моему убийце, но пусть будет им известно, что на том свете я буду вдвое страшнее, чем здесь».

Эта фраза характерна в устах фанатика-инквизитора, всей силой души убежденного, что он делает угодное христианское дело, за которое в небесной действительности он будет вознагражден близостью к Искупителю и все той же властью над людскими душами.

Между тем смерть Петра была уже недалеко. Нашли наемного убийцу, заплатили ему 80 ливров, и убийца стал искать встречи с инквизитором. Однажды он встретил его на дороге, приблизился и подошел под его благословение. Потом сделал рядом с ним несколько шагов, улучил момент, нанес удар в голову и оставил истекающего кровью на дороге. Петр долго боролся со смертью, прижимая к ране руки, валяясь в пыли, потом коснеющей уже рукой написал на дороге слово «Credo»*, показывая, что до конца верен своему служению. Прохожие его узнали и перенесли в доминиканский монастырь, где монахи ордена с торжеством похоронили его. Римская церковь признала его святым и мучеником. На месте его гибели воздвигли храм, а на площади, где он произнес пророчество о своей гибели, поставили арку, являющуюся одним из древнейших памятников средневековой архитектуры.

Папа Иннокентий IV, узнав об убийстве инквизитора Петра, страшно разгневался и поклялся не давать никакой пощады ереси. Это было тем легче папской власти, что к тому времени сокрушен был страшный ее враг, Фридрих II, боровшийся с ней за преобладание.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта