Далее11

Суду трибунала принадлежали также печатные и рукописные произведения на языках всех народностей, населявших Италию, Францию, Германию и Лангедок. В римском, миланском и тулузском трибунале читались философские и богословские произведения и обсуждалось, есть ли в них еретические идеи и отступления от буквы догм. «Если, — говорит историк, — при прочтении открывалось что-либо еретическое, темное или подозрительное, а в еврейских книгах кощунство над Христом, Богоматерью и католической Церковью, то книга или истреблялась, или исправлялась через вырезывание листов. Каждый год составляли список (индекс) осужденных трибуналами книг. Каждый, кто после осуждения книги будет пойман, как ее владетель или временный хранитель, подлежит инквизиционному суду».

Деятельно следя за настроениями умов и за всеми влияниями, исходящими от книг и проповедников, инквизиция преследовала даже древние книги и между ними творения святых Отцов, постановляя вырывать из них те страницы, в которых заключалась какая-нибудь ересь или что-либо несогласное с постановлениями инквизиции.

Так, первая инквизиция в Лангедоке преследовала Талмуд, сочинения ученого францисканца, алхимика Раймонда Лул-лия, книги Тарраги, доминиканца, крестившегося из иудейства и дававшего наставления о том, как вызывать духов, ученого каталонского врача Вилланова, визионеров Николая Ка-лабрийского и Гонзальви де Куенца, видевших дьявола не один раз, предсказателя прихода антихриста Бартоломея Же-новеса и многих других.

Папство десятками тысяч уничтожало этих людей, вытравливая из страны дух непокорности, своеволия, самостоятельной мысли, стремясь к тому, чтобы под властью ее всемощной руки оставалась смиренная, духовно задавленная, идиотически послушная ее формулам и догмам паства.

С другой стороны, тех немногих одаренных людей, которых случай или влияние гениальных монахов, вроде Франциска или Доминика, подчиняли католической церкви и направляли на путь ее целей, папство неимоверно развращало, превращая их в опьяненных кровью зверей, демономанов, садистов или стяжателей. Так случилось с Конрадом Марбур-гским, Робертом Бугром, Петром Веронским и многими недюжинными людьми, имена которых произносились потом с ужасом и отвращением. Все они начинали свою деятельность вдохновенным и сильным красноречием во славу религиозных идеалов, и история повествует о громадном влиянии этих речей и об успехах проповедников. Но власть пытать и убивать, но возможность в любую минуту отнять любое имущество и поделиться им с церковью, но вечное сосредоточение на идеях борьбы с сатаной в еретиках, на легионах бесов, инкубов, суккубов, демонов всяческих похо-тей, с которыми входят в общение миряне и мирянки, — все это делало из инквизиторов палачей или сумасшедших, бредивших легионами нечистых сил, окружавших будто бы человеческую жизнь.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта