Далее2

Чтобы не разочаровывать любителей тайн, дадим другое толкование, с учетом той важной роли, какую в катарской символике играл пятиугольник: замок хотели построить по плану пятиугольника. И в самом деле: в своей основной массе, за вычетом наружной главной башни, к которой он примыкает, он имел бы форму неправильного пятиугольника, если бы его северная стена не состояла в действительности из двух стен. Таким образом, замок мог иметь пять сторон, а их было шесть! Следует ли, исходя из этого, сделать вывод, что архитектор добавил еще одну стену, чтобы Монсегюр не был пятиугольником? Или, как слышал я от некоторых посвященных, стену, которую приходилось загнуть по практическим причинам, загнули под максимально открытым углом, чтобы, особенно изнутри, нельзя было заметить, что стен две, и чтобы замок сохранял видимость пятиугольника? Несть числа настоящим и ложным тайнам Монсегюра. Я упомянул об этих маленьких архитектурных загадках, чтобы любопытствующие могли составить представление о сложности, частично реальной, частично воображаемой, проблем, связанных с Монсегюром и создающих вокруг него воистину чудесный ореол.

У этого замка есть один особый аспект: в нем нет никаких изогнутых линий, кроме двух ворот со сводами, никаких круглых башен, никаких бойниц на фасадах: бойницы есть только на главной башне. Поскольку гребни горы сливались с валом и изнутри казались почвой двора, причем скалы даже не были сглажены, крепость должна была производить в XIII веке впечатление первобытного хаоса, в котором преобладал необработанный камень. Иногда задаешь себе вопрос, не хотели ли архитекторы сохранить скалы? Может быть, это было традиционно почитаемое древнее святилище иберов и кельтов? Но бесполезно задавать слишком много вопросов на эту тему. Очень тесный, наспех обустроенный и неуютный, замок Монсегюр напоминал в этом отношении все другие пиренейские замки той эпохи. Но он был гораздо более внушителен благодаря своему большому голому фасаду, его красивым, правильным пластам, монументальным воротам, слишком большим для «дикого» замка и плохо защищенным: это ворота для душ Если он и не был храмом, «крепостью для победителей, храмом для побежденных», как говорил поэт Жоэ Буске, то он заслуживал того, чтобы быть им. На ум приходит мысль об укрепленном монастыре, о магическом замке неизвестно каких «храмовников». Люди с богатым воображением, которых не заботят ни историческая точность, ни хронология, путают его, впадая в экзальтацию, с легендарным замком Грааля, хотя в нем нет пи одного зала, достаточно большого для того, чтобы в нем могла проходить знаменитая процессия с чашей, светильниками и копьем, описанная Кретьеном де Труа и Вольфрамом фон Эшенбахом. Добавим в заключение, что поражает скорее северный, чем южный пейзаж окружающих гор. «Я видел здесь, — писал Отто Ран в "Люциферовой челяди", — высокие горы, очень похожие на баварские Альпы, ельники, заснеженные горные пастбища. В таком северном облике предстал передо мной юг, таким я научился теперь видеть его».

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта