Далее1

С другой стороны, аннигиляция грешника, по святому Августину, имела начало. Она сначала постигла мятежного ангела, согрешившего по свободной воле, а потом человеческую душу, ставшую в свою очередь грешницей, так что вину за нее не следует возлагать на Бога (она совершилась «вне Бога»), а только на творение, точнее, на свободу творить зло. Таким образом, нет абсолютного Зла, Злого начала. То, что творится без Бога или вне Бога, говорил святой Августин, творится человеком.

То, что творится без Бога, говорили катары, творится Дьяволом. Для них все злокачественное творение изначально и по необходимости обречено на аннигиляцию, потому что сатанинское начало не может создавать нетленные сущности. Злое начало само по себе nihil, как Люцифер у святого Августина, но оно есть и оно вечно.

Даже в тех пунктах, где катаризм и августинизм как будто сходятся, это происходит случайно и по совершенно разным причинам. Например, для святого Августина аннигиляция души вследствие греха («Без тебя я стану ничем») не может быть полной, потому что Бог не хочет уничтожить свое творение. Для катаров злокачественное творение, — хотя оно и ничто в своей основе, — не может полностью себя уничтожить, но не по тем же причинам. Б порядке упрощения можно сказать, что для августинизма Зло, которое не существует, оказывает тем не менее воздействие на творения, уменьшая их бытие («Дьявол, склоняя свои чувства к тому, в чем было меньше бытия, начал иметь меньше бытия, чем раньше, и по своей собственной воле стремится к небытию»), тогда как для катаризма Зло, в какой-то степени существующее, видит, как в творениях его воздействие аннулируется и бесконечно приближается к небытию, никогда его не достигая. Для святого Августина Зло — это ничто плюс нечто, для катаров — нечто плюс ничто. Сами эти виды небытия имеют разное метафизическое значение. По святому Августину, разложение исходит из абсолютного небытия, из которого Бог создал свободные творения, которые могут, если захотят, снова устремиться в то небытие, из которого они были извлечены; для катаров оно исходит из сатанинского «квазинебытия», то есть из самого злого начала, потому что творение имеет суть своего творца. В этом смысле Бартоломе мог говорить, что злокачественное творение создано из ничего и, если оно аннулируется, то по той причине, что его творец — сам ничто (относительное небытие).

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта