Далее2

Само собой разумеется, что инквизиционный трибунал понимал, как мала победа над еретиком, заканчивающаяся его казнью. Непобедимое упорство еретика, не останавливающееся перед страхом казни на костре, создавало ему ореол мученичества и служило наглядным примером твердости духа и сопротивления для его собратьев. Торжественный ритуал казни среди бела дня, в сопровождении пышной процессии духовенства и светских властей, церковного хора и толп народных, не только не служил к устрашению, но. наоборот, возбуждал энтузиазм и страстную жажду героического страдания и смерти за религиозные идеи.

Эпидемия еретических сект от этого только возрастала, и в конце концов, несмотря на дикое упорство инквизиции, на кровь, пытки и казни, на громадные затраты на суд инквизиторов и содержание его, победы почти не было видно. Инквизиция вносила только еще больший хаос и смуту в умы и сама являлась в значительной мере виновницей как вспыхивающих под влиянием борьбы и гонений ересей, так и фантастической мрачной демономании.

Понимая это, инквизиторы всеми мерами старались достичь мирной победы над еретиком и увещаниями добиться возврата его в лоно католической церкви. Развивая в своих членах виртуозные диалектические способности, играя на струнах чисто психологических, мерами увещаний, кротости, задабривания и запугивания старались они обратить еретика. Его навещали в тюрьме братья-инквизиторы и вели с ним беседы, увещевая и убеждая. К заключенному приводили родственников, заставляя их воздействовать на еретика; к (тему посылали епископа. Когда же ничего не помогало, инквизиционный трибунал принужден был прибегнуть к своей последней формуле и нераскаявшегося еретика «передать в руки светских властей». Это означало передать преступника для сожжения на костре, ибо по назначению духовного суда казнь определялась бескровная, а власть светская не могла не исполнить приговора, вменявшегося ей в непременную обязанность.

Назначался день казни, к месту ее стекался народ. Приговор громогласно читали всюду на площадях и улицах. На площади воздвигали подмостки, на которых сооружался костер. В середине торжественной процессии вели осужденного в одной рубашке с зажженным факелом в руке. Перед еретиком несли распятие. Процессию открывало духовенство с хоругвями, за ним шел главный инквизитор, он был окружен хором клирошан, за которыми следовал знаменосец инквизиции. Далее шли парами члены трибунала. Огромная толпа запружала улицы и площадь, унизывала кровли и выступы домов. Верующие падали ниц перед процессией, приносили к костру связки дров, дабы участвовать в богоугодном деле сожжения еретика.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта