Далее1

В своем христианском рвении король быль глух ко всем соображениям о выгодах королевства и чисто материальных ущербах его. Так, он изгонял во имя Бога всех еврейских и католических ростовщиков и банкиров, запрещая в своем королевстве все, что имело целью личную наживу и противоречило целям христианского служения. Впрочем, изгнание в 1268 году ста пятидесяти банкиров принесло ему восемьсот тысяч ливров дохода от конфискации их имущества.

Преследуя еретиков и ревнуя об их уничтожении, Людовик в то же время старался быть справедливым и внес в судопроизводство инквизиции несколько статей законов, которые выгодно отличаются от положений инквизиторов. Но все эти законы были слишком неудобны для инквизиции и потому не применялись. В особенности неудобен был закон относительно наказания ложного обвинителя, ибо инквизиция весьма часто пользовалась ложными обвинениями, порой выдвигая их в собственных целях.

Людовика IX отличает от большинства отцов инквизиции бескорыстие и подлинная идеалистическая мечта возродить на земле идеалы Царствия Божия. Но тишайший король-монах полагал, что для восстановления Царствия Божия довольно одного меча в руках христианского короля, и что он обнаженным и залитым человеческой кровью мечом погонит толпы людей в рай Божий для чистой и религиозной жизни. На самом деле он увеличивал то страшное кровавое дело, которому служила инквизиция и которое в гораздо большей мере можно было назвать служением сатане, чем Богу. Насильно водворить на земле рай ему не удалось, но король, фанатически служа своему призванию, верил в конечный успех дела и завещал его своим преемникам.

Все это служило только окончательному укреплению инквизиции, утвержденный папой институт стал в конце концов сильнее самого папства. В то время как влияние папы ослабело, инквизиция была настолько сильна, что каждый наместник и капитул в Тулузе давал присягу повиноваться Богу, римской церкви и инквизиторам. В XIV, XV и XVI столетиях незыблемо охранялись статуты инквизиции, и ей повиновались подданные и короли.

По-прежнему костер был непреложной очищающей мерой, которой насильственно спасали еретиков от руки дьявола. В то время как воров, насильников, убийц казнили через повешение или рубили им голову, еретиков только сжигали на кострах, ибо мера эта считалась не казнью и не карой, а мерой спасения душ, своего рода милостью, которую по неизреченной доброте своей дарила римская церковь нераскаявшимся еретикам, дабы в огне инквизиционного костра сгорели еретические убеждения и душа грешника, очищенная пламенем инквизиции, могла войти в небесные селения и надеяться на милосердие Божье.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта