Далее3

Те, кто стремится притянуть катаризм за уши поближе к христианству, постоянно подчеркивают христианское внешнее оформление катаризма, частые ссылки на Священное Писание и т.п. Но у этих исследователей просто нет опыта советских диссидентов, которым в условиях коммунистической диктатуры тоже приходилось мимикрировать, подлаживаться к языку официальной идеологии и взывать к авторитетам Ленина и Маркса, в грош их не ставя. Да, катары действительно называли себя «истинными христианами», но точно так же называли себя и манихеи в Римской империи; в других же странах они выдавали себя за «истинных зороа-стрийцев», «истинных буддистов» и т.п. И дело тут было не только в мимикрии. Мани объявил себя последним из божественных посланцев, каковыми он считал Заратустру, Будду и Христа. Манихеи утверждали, что только они сохранили некую изначальную истину, утраченную и искаженную всеми прочими религиями, так что они могли вполне искренне выдавать себя за истинных представителей любой религии.

Это верно, что термин «манихейство» издавна применялся как порочащий идеологический ярлык, как у нас в 30-х годах прошлого века «троцкизм», и если инквизиторы называли катаров «манихеями», это еще не значит, что те на самом деле таковыми были. В Болгарии в ту же эпоху богомильство тоже клеймили как «манихейскую ересь».

our site

Точный ответ на вопрос о связях катаризма с манихейством может дать только внимательное сравнение этих религий. К сожалению, Р. Нелли в этом вопросе путался. Так, говоря о системе радикальных дуалистов, он подчеркивал, что она вдохновлялась скорее, даже если это не было результатом прямой филиации, темами древнего манихейства и потому только она являлась оригинальной и имела черты, абсолютно несводимые к католической ортодоксии, но пару страниц спустя оговаривает, что идеологический фон, на котором возникла эта ересь, был не манихейским дуализмом, а христианством католических теологов. (Rene Nelli. La philosophic du catharisme. Payot. 1975. PP. 7—8, 10). Никто и не спорит: фон был именно такой, но каким образом на этом фоне возникла религиозная система, несводимая, по словам Нелли, к этому «фону», для него так и осталось загадкой.

our site

Р. Нелли терзался противоречивыми мыслями. То он говорил о противоположности катаризма христианству, то пытался объяснить эту противоположность, исходя из самого христианства (в книге «Катары»); то прибегал к типично «диалектической» уловке, объявляя катаризм «промежуточной доктриной» между монизмом св. Августина и манихейским дуализмом (La philosophic du catharisme, p. 69).

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта