Далее4

Мелъорамент. Почти единственный обряд, который должны были практиковать простые верующие. Это было приветствие, «поклонение» (в литургическом смысле, то есть в том смысле, в каком кардиналы поклоняются новому папе, а не в теологическом, согласно которому поклоняться подобает только Богу, все остальное — идолопоклонство) верующих совершенному, когда они оказывались в его присутствии.

Оно заключалось в трех поклонах или коленопреклонениях и в просьбе о благословении. Поскольку верующий просил, чтобы его довели до благого конца, можно предположить, что за первым мельораментом следовала конвененца или он включал ее в себя. Этот обряд четко определяет положение простого верующего. Он не в состоянии стать «святым», но надеется однажды достичь освобождения. Поскольку катаризм не верил в свободу воли, благие намерения, проявленные в мельораменте, были доказательством достигнутого личностью морального прогресса и указанием, что этого человека начинает любить Бог.

Нейен. Окситанское слово. Имя существительное «небытие». В точности соответствует латинскому nihilum (существительное) «небытие», или «nihil» (наречие, используемое как существительное) «ничто». «Он сказал, что человек ничто, после того как он потеряет дыхание» (Юк де Сент Сирк). Это слово используется и в окситанском катарском переводе стиха 1, 3 Евангелия от Иоанна «И без Него ничто не начало быть» как существительное, в результате чего изменяется смысл фразы: «начало быть Ничто», то есть иллюзорные вещи, лишенные истинного бытия.

Когда окситанцы хотят употребить это слово как отрицательное наречие, они ставят его на определенное место внутри фразы, обычно перед глаголом. Именно так переведен стих 15, 5 того же Евангелия: «Ибо без Меня не можете делать ничего».

Во избежание двусмысленности катары предпочитали употреблять в подобных случаях оборот «но рес»*.

«Нейен» для катаров — это не абсолютное небытие, а совокупность дурных вещей и духов, не обладающих бытием, созданных без воли и вне Бога.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта