Далее3

Евхаристия. Катары всегда отвергали, как несовместимую с принципами их религии, веру в то, что тело Иисуса Христа реально присутствует в веществе гостии. При этом они лишь разделяли мнение многих христиан первых веков, которые думали, что слова Христа: «Се есть тело Мое», были лишь образным выражением. Так считал Тсртуллиан. Ори-ген тоже называл хлеб и чашу «символами и образами тела и крови Иисуса Христа». Псевдо-Кнприан пошел еще дальше, заявляя: «Не будем точить зубы, чтобы укусить этот хлеб!» Сам святой Августин был недалек от веры, что Христос выражался «символически». И он вкладывает в его уста такие пояснительные слова: «Вы не будете есть то тело, которое видите, вы не будете пить кровь, которую прольют те, кто меня распнет. Я завещаю вам некое таинство, в котором, понимая его духовно, вы будете участвовать».

При ритуальных трапезах, преломление и благословение хлеба, практиковавшиеся совершенными в сочетании с чтением «Отче наш», молитвы с просьбой о пресуществленном хлебе, означали, что они считают материальный хлеб простым символом. Благословленный хлеб становился священным как «чистый» или «очищенный» и заменял собой гостию, которую католики считали «истинным телом Христа». Истинный пресуществленный хлеб — это был сам Бог или само божественное милосердие. Напомним, что еще Беранже Турский в конце XI века заявлял, что хлеб не может быть воистину телом Христа.

Катары, а после них кальвинисты разделяли мнение об ев-чаристии, которое было распространено в Германии, Франции и Италии: «Если бы, — говорили они, — люди действи-!ельно ели тело Христа, то каких огромных размеров оно должно было бы быть, чтобы насыщать столько тысяч людей столько веков!» Оно должно быть больше, чем скала Эренбрейтштейн, — говорил один катар из Бонна; больше, чем Альпы, — говорили на юге Франции, а в графстве Фуа около 1300 года называли гору Бюгараш (департамент Од) или пик Морелья (Испания).

Эти сравнения могут показаться шутками дурного вкуса лишь тем, кто не знает их происхождение. Католики еще в XVI веке говорили при принятии гостии: «Пользуйтесь телом Господним». Священники «пользовались» телом Господа Бога нашего! «Что за странный язык! — писал кальвинист Жан Шассаньон де Монистроль в своей "Истории альбигойцев" (1595 г.) — Он таков же, как и учение, из которого он почерпнут».

Старший и младший сыновья*. Это были два коадъютора епископа. Старший сын исполнял те же функции, что и епископ, и наследовал ему после смерти. Младший сын становился тогда старшим и выбирали другого младшего сына.

Зло. Для святого Августина Зло — это «влечение к небытию», которое проявляется в творениях божьих a posteriori благодаря свободе их воли. Зло не является началом. Для катаров Зло — это «влечение к небытию», которое существует a priori, вечно, в злом Начале и составляет его природу; Зло,таким образом, изначально.

Для святого Августина творение может разложиться и устремиться к небытию; для катаров это происходит по необходимости, так как по своей сути, по природе Зло — это разложение и стремление к небытию.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта