Далее7

20. Раймон VI умер в июле (по другим источникам в августе) 1222 года. Чувствуя приближение смерти, он принял посвящение в орден госпитальеров. Однако умирал он отлученным от Церкви и был лишен соборования на смертном одре, несмотря на все свои мольбы. Согласно завещанию похоронить его должны были во владениях ордена, в госпитале святого Иоанна Иерусалимского. Однако госпитальеры не решились похоронить его без разрешения, и в течение многих лет гроб с его телом стоял при кладбищенском садике. Только СПУСТЯ 25 лет Раймон VII добился того, чтобы папа Иннокентий IV назначил инквизиционную комиссию, имевшую целью исследовать жизнь отлученного и определить, заслуживает ли он христианского погребения. Комиссия допросила сто десять свидетелей, духовных и светских, лично знавших покойного и бывших с ним в более или менее близких отношениях. В ходе допросов оказалось, что этот «еретик» принадлежал к числу самых ревностных и религиозных католиков. Воюя с Монфором, он построил великолепный собор Святого Стефана. Никто во всех пределах тулузских владений не делал таких пожертвований монастырям, как он. Под его защитой в Тулузе утвердились первые минориты. За его столом ежедневно кормилось тринадцать бедных. В страстную пятницу он питался только хлебом и водой. Даже в походах его сопровождала капелла, и он ежедневно слушал мессу... Но Рим опять отказал в разрешении. Труп Раймона истлел без погребения, обезображенный, ограбленный, наполовину изъеденный крысами. Еще в XVI веке около кладбища тулузских госпитальеров показывали деревянный ящик, в котором дотлевали его кости. «Череп сохранился неповрежденным, и современники видели на затылке его небольшую, но очень отчетливую лилию красноватого цвета, походившую очертаниями на лилию французского герба. Этот френологический признак в глазах наблюдателей служил предзнаменованием присоединения Лангедока к королевской короне Франции» (Н. Осокин. История альбигойцев и их времени. М., 2000. С. 483). Раймон-Роже, граф де Ф\а, умер почти в одно время с Раймоном VI.

21. Здесь ошибка. Амори де Монфор покинул Лангедок в 1224 г., и обескровленная страна получила передышку, хотя угроза следующего крестового похода уже нависла над ее головой. В начале 1225 г. папа Гонорий III стал убеждать французского короля снова принять крест. Людовик VIII поставил ряд условий, основным из которых было: лишить владений графов Тулузских и Транкавелей и ввести короля во владение их доменами. 30 ноября 1225 года в Бурже был созван Собор, и 28 января 1226 года Раймон VII, граф де Фуа (Роже-Бернард И, сын Раймона-Роже) и виконт Безье были отлучены от Церкви. В это же время Амори де Монфор продал королю Франции свои права и титулы, и король стал легитимным хозяином Лангедока.

22. После смерти Людовика VIII трон перешел к его одиннадцатилетнему сыну, Людовику IX. Вдова Людовика VIII, Бланка Кастильская, ставшая регентшей при малолетнем короле, была наделена такой энергией и честолюбием, каких не было ни у ее супруга, ни у сына. В распрях со знатью — графами Ла Марш, Шампанским, Булонским и Бретонским — Бланка Кастильская нуждалась в деньгах и рассчитывала завладеть десятиной, выделенной Церковью на альбигойский поход. Прелаты, несмотря на гнев легата Ромена де Сент-Анжа, принявшего сторону королевы, платить отказались. Бланка Кастильская получила деньги только на подкрепление для сенешаля Юмбера де Божо, обосновавшегося в Каркассонне. Находясь под постоянной угрозой английского вторжения, регентша все же смогла удерживать в Лангедок отряды, достаточные для того, чтобы беспокоить противника непрерывными стычками и ослаблять его. Весной 1227 г. Юмбер де Божо получил подкрепление и взял замок Ла Бес-сед, перебил гарнизон и опустошил поля вокруг Тарна. На следующий год он начал с графства Фуа и взял замок Мон-теш. Затем с новым подкреплением, присланным архиепископами Оша, Нарбонны, Бордо и Буржа, он двинулся на по-прежнему неприступную Тулузу. Теперь планом французов были не военные победы, а методичное, шаг за шагом, разорение страны. Крестоносцы приступили к систематическому разрушению окрестностей Тулузы. Встав лагерем к востоку от города, французы день за днем устраивали набеги на виноградники, зерновые посевы, фруктовые сады и, превратившись в «земледельцев наоборот», выкашивали поля, выкапывали виноградники, разрушали фермы и укрепленные здания. «По утрам, — пишет Гильом Пюилоранский, — крестоносцы слушали мессу, завтракали и отправлялись в путь с лучниками в авангарде. Они начинати крушить близлежащие виноградники в тот час, когда горожане едва просыпались; затем они поворачивали к лагерю, и каждый их шаг охраняли военные отряды. И так каждый день в течение трех месяцев, пока не опустошили все почти целиком». В 1228 г. граф Раймон VII все еще сопротивлялся, но его вернейшие вассалы, такие как братья Термесские и Сантюль д'Астарак, сложили оружие в страхе, что их земли постигнет та же участь, что и окрестности Тулузы. Столица оказалась под угрозой голода.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта