Далее6

17. «Саварпк де Маллеон, сын эн Рауля де Маллеона, был могущественный пуатевинский сеньор, владетель Маллеона, Тальмона, Фонтенэ, Шателайона, Буэ, Бенона, Сен-Мишель ан л'Арм, Иль-деТэ, Иль-д'Йе, Нестривы, Ангулема и многих иных отличных вотчин. Был он прекрасный рыцарь, сведущий в законах вежества, щедрее щедрых. Больше всех на свете ценил он любовь, турниры, песни и услады, придворные развлечения и трубадурское художество, ухаживание куртуазное и щедрые дары, верный был друг дамам и влюбленным, верней любого другого рыцаря, и более всего стремился к общению с достойными людьми, желая им угождать. И воин-то он был, какого свет не видывал, порой удачливый, а порой и не очень. И все войны, в которых он участвовал, велись против французского короля и его людей. И ежели бы кто пожелал записать все подвиги и добрые его дела, то книга составилась бы пребольшая, ибо в нем искренность и милосердие сочетались с добротой, и совершил он больше достойных деяний, чем знал я за кем-либо иным, а он лишь еще и еще их умножать стремился» (Жизнеописания трубадуров. М.: Наука, 1993. С. 123).

18. Возможно, это и так. Однако преуменьшать огромную роль, которую играли в ту эпоху на куртуазном юге политические сирвенты, не стоит. Эзра Паунд сравнивает роль сир-венты с ролью, какую в современном обществе играют средства массовой информации — радио, печать, телевидение. Так, последнее разо Раймона де Мираваля утверждает, что король Педро Арагонский, получив песню Раймона Мираваля с ее концовкой, призываюидей защитить графа Тулузского от северян-крестоносцев, «с тысячью рыцарей явился к графу Тулузскому, дабы ради той кансоны выполнить данное им обещание отвоевать потерянные графом земли. И ради гой же кансоны был он убит при Мюре французами, и из тысячи бывших с ним рыцарей ни один не спасся».

19. Весть о смерти короля внесла в армейские ряды панику. Монфор неожиданно атаковал каталонцев с фланга, и они бросились бежать. Армия графа Тулузского, не получившая сигнала к бою, увидела волны каталонцев и арагонцев, в беспорядке отступавшие и переливавшиеся через позиции, и тоже пустилась в бегство. Пока кавалерия отступала, пехота из тулузского ополчения (около 40 ООО человек) предприняла попытку штурма замка Мюре. Однако французская кавалерия, прекратив преследование отступавших, обрушилась на пехоту, и, разделив ее на части, погнала к Гаронне. Река в том месте была глубокая, течение быстрое, и многие из тех, кто пытался спастись от мечей крестоносцев, переплыв реку, утонули. Число порубанных и утонувших составило 15—20 тысяч, то есть половину всей пехоты. Среди тулузцев не было никого, кто не потерял бы в тот день родственника или друга. Когда битва закончилась, Симон де Монфор приказал отыскать тело короля, которое с большим трудом нашли среди груды обезображенных и обнаженных тел (французская пехота уже раздела почти всех убитых). Монфор велел с честью похоронить короля и передал его тело госпитальерам. Те привезли его в Арагон и похоронили в Сиксенском монастыре. В 1555 году гробницу вскрывали; тело короля сохранилось, только нос был несколько поврежден. Сын Пед-ро Арагонского, малолетний инфант Иаков, стал пленником Монфора, и потребовалось вмешательство папы для его освобождения. Мальчика взял на воспитание Вильгельм де Монтредон, магистр арагонских тамплиеров.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта