Далее5

13. Автор «Песни об Альбигойском крестовом походе» утверждает, что виконт Безье был католиком. Но не надо забывать о том, что поэт писал в те времена, когда нельзя было высказаться открыто — среди множества персонажей «Песни...» нет ни одного еретика. «На самом же деле Раймон-Роже вырос в семье, где издавна поддерживали еретиков. Его отец, Роже II, настолько почитал катаров, что отдал сына на воспитание еретику Бертрану де Сэссаку. Его мать, Аделаида, сестра графа Тулузского, участвовала в обороне крепости Лавор от крестоносцев легата Генриха Альбанского. Его тетка, Беатриса Безьерская, вышедшая за графа Тулузского, удалилась в обитель совершенных. Воспитанный в среде, где весьма почитали катарскую церковь, юный Раймон-Роже был еретиком настолько, насколько им мог быть дворянин его круга: католик по обязанности и катар по сердцу» (3. Оль-денбург. Костер Монсегюра. СПб., 2001. С. 116).

14. «Арнаут де Марейль происходил из епископата Пери-горского, из замка под названием Марейль. Был он клирик, а роду простого. И так как наукой своей прожить он не мог, то и пошел по белу свету. Он хорошо владел трубадурским художеством и знал в нем толк. По воле судьбы и предназначению звезд попал он ко двору графини де Бурлац, дочери доблестного графа Раймона и супруги виконта де Безье, прозванного Тайлафер*. Этот эн Арнаут внешностью был весьма приятен, хорошо пел и умел вслух читать романы. Графиня весьма благоволила к нему и окружала его почетом. Он же полюбил ее и посвящал ей свои кансоны, но не осмелился ни ей, ни кому-либо другому признаться, что сам сочинял их, а говорил, что сложены они другим» (Жизнеописания трубадуров. М.: Наука, 1993. С. 26). '

15. Все эти рыцари действительно были приговорены к повешению. За городом наспех приготовили виселицу. Первым подвели Эмерика де Монреаля. Когда его вздернули, столбы виселицы, неплотно вбитые, закачались и рухнули. Тогда Монфор приказал просто перерезать всех осужденных.

16. «Фолькет Марсельский был сын некоего генуэзского купца по имени мессер Альфонсо, который, скончавшись, оставил Фолькета весьма богатым человеком. Но тот больше ценил доблесть и славу и стал служить у достойных сеньоров и доблестных мужей, с ними сходясь и их одаривая в угоду им, и постоянно ездил туда-сюда. Был он весьма в чести у короля Ричарда*, у графа Раймона Тулузского** и у эн Барраля, сеньера Марсельского. В художестве трубадурском был он весьма искусен, и собой хорош. Ухаживал он за женой сеньора своего, эн Барраля, к ней обращал мольбы и кансоны слагал в ее честь. Но ни песнями, ни мольбами снискать благоволения ее он не мог, и не давала она ему никакой услады по любовному праву, оттого в песнях своих жалуется он беспрестанно на Амора. Но вот умерла дама и умер муж ее, эн Барраль, весьма сто чтивший, и умерли добрый Haoi король Ричард, добрый наш граф Раймон Тулузский и король Альфонс Арагонский. И тогда, ради печали по даме своей и по князьям, каковых я поименовал, вышел он из мира и удалился в монастырь цистерцианского ордена. Жена же его и двое сыновей тоже постриглись в монахи. Был он назначен настоятелем богатого аббатства в Провансе под названием Торонет, затем епископом в Тулузе, где и умер» (Жизнеописания трубадуров. М.: Наука, 1993. С. 220).

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта