Далее4

10. И для католиков, и для еретиков последним убежищем оказались церкви. Те, кто успел выбежать из домов, куда врывались рутьеры, бежали к городским церквям: к собору Сен-Назэр, к большой церкви святой Магдалины и церкви святого Иуды, — надеясь укрыться там до конца штурма. Но спасения не было нигде. Ворота церквей брали с бою, и все, кто там находился, оказывались в ловушке; их резали всех подряд: женщин, грудных детей, священников с распятиями в руках. Петр Сернейский* утверждает, что только в церкви святой Магдалины вырезали более семи тысяч человек. Едва ли церковь могла вместить такое количество народа, но все свидетели утверждают, что резня была поголовной. Согласно Цезарю Гейстербаху, когда некий барон спросил у Арно Амальрика: «Как же мы узнаем еретиков?» — тот ответил: «Убивайте всех! Господь узнает своих».

11. «Гильем Фигейра родом был из Тулузы, сын портного и сам портной. Когда французы овладели Тулузою, бежал он в Ломбардию. Пел он хорошо и владел трубадурс-ким художеством и стал городским жонглером. Не из тех он был, кому по нутру подвизаться в высшем обществе среди знатных сеньоров, зато очень нравился он шлюхам, девкам публичным и владельцам таверн. Завидев, что туда, где он находится, идет какой-нибудь придворный, он мрачнел, досадовал и старался его принизить, превознося какую-нибудь гулящую девку» (Жизнеописания трубадуров. М.: Наука, 1993. С. 198).

12. «Раймон де Мираваль родом был бедный рыцарь из Каркассонна. Владел он четвертой частью замка Мираваль, а весь замок вмещал человек не более сорока. Однако ради трубадурского художества, коим он владел превосходно, и словесного дара его, ибо знал он немало изящных разных историй о любви, об ухаживании куртуазном и о речах и деяниях достопамятных влюбленных, — ради всего того был он в чести и почете у графа Тулузского, с коим прозвали они друг друга «Аудьярт»*. И граф его жаловал платьями, лошадьми и оружием, по нуждам его. И был он к графу и всему дому его весьма приближен, а также к королю Пейре Арагонскому, виконту Безье и к эн Бертрану де Сэссаку**. И не было во всех тех пределах дамы, сколько-нибудь знатной или благородной, какая добиться бы не старалась внимания его и к себе привлечь не стремилась, ибо более, нежели кто иной, умел он дам восхвалять и славить, так что ни одна не могла похвалиться честью, ежели Раймон де Мираваль не был ее другом. Множество раз бывал он влюблен и множество сложил добрых кансон, однако никто не думал, чтобы он хоть от одной дамы вкусил услады по любовному праву, ибо все они обманывали его. Дни свои скончал в Лериде он, в цис-терцианского ордена монастыре Святой Клары» (Жизнеописания трубадуров, М.: Наука, 1993. С. 177).

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта