Далее19

46. Не все так просто в христологии «древних манихеев». Августин («О ересях») выделяет две ипостаси Иисуса: Иисус-Сияние и исторический Иисус. Иисус-Сияние — божество, шестая эманация Отца-величия. Исторический Иисус — Христос Нового Завета. По манпхейскому учению, это предпоследний в череде апостолов, предшественник Мани; он проповедовал в Иудее истинную веру, основал очередную церковь праведников и был распят. В «Кефалайе» ничего не сказано ни о каком качественном отличии воплощения и явления Иисуса от явления других апостолов. Е.Б. Смагина, переводчик и комментатор «Кефалайи», считает, что докетизм манихеев — явление вторичное и позднейшее. Приводимая как доказательство манихейского докстизма цитата: «...Он принял образ раба вид как у людей...», — почти дословно повторяет Фил 2.7: «...приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек».

47. «Варлаам и Иосафат» («Варлаам и Иосаф», в восточных версиях «Билавхар и Будасаф») — известная почти во всем мире и имеющаяся на многих языках «странствующая» повесть, которая содержит в своей основе индийскую легенду о царевиче Будде. В VI—VII вв. была изложена на пехлевийском языке неизвестным христианином из сасанидских сирийцев. В VIII—IX вв. повесть получила в нескольких видах обработку на арабском языке. В это же время в палестинском монастыре святого Саввы появилась старогрузинская версия повести, семантизмы которой показывают, что она была переведена с сирийского или арабского языка. По-видимому, именно с грузинского языка в XI в. была произведена переработка по-гречески — самая знаменитая, главный источник мирового распространения. Чуть позже с этой греческой обработки был сделан буквальный перевод на латинский язык. Сюжет повести сводится к тому, что у индийского языческого царя Абеннера (Авенира) был сын Иосафат, которого царь захотел воспитать в неведении земных екорбей и смерти. Это ему не удалось; царевич понял, что в мире есть и скорби, и болезни, и смерть. Когда к нему под видом купца-ювелира явился отшельник-христианин Варлаам, Иосафат внял его проповеди и принял от него тайное крещение. Вступив на престол, Иосафат крестил своих подданных, а сам удалился к Варлааму в пустыню. Исследование этой повести должно быть очень осторожным, дабы не принять следы буддийского происхождения за отголоски манихейских или катарских идей.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта