Далее1

Этот взгляд может быть соблазнительным для интеллекта. Его не тревожит существование страданий в самых чудовищных формах, при всей их болезненности, он их не объясняет. Но как назвать «меньшим добром» или «промежуточным этапом» все те ужасы, которыми полна человеческая история: пытки, геноцид, насилие и так далее?

Дуалисты предлагают иное решение, может быть, на первый взгляд шокирующее, которое особенно трудно принять тем, кто погружен в идею единого Бога, творца всех вещей, но признаем, что оно, по крайней мере, строго логично. Не совершенно чистый и добрый Бог создал этот мир, полный всяческой грязи и скверны. Любовь может рождать только Любовь, а ненависть могла быть рождена только ненавистью, значит, Зло было создано Злом.

Иными словами, в начале времен было не одно, а два божества: один абсолютно добрый Бог, который создал все в этом мире, что заключает в себе Любовь, чистоту и Добро; и абсолютно злой Бог, на которого следует возложить вину за все Зло в мире. Эти два противоположных творения смешались и возникли тот мир, каким мы его знаем, и человечество.

В этой перспективе судьба человеческой души состоит, несомненно, в том, чтобы избавиться внутри от дурного творения и посвятить себя Добру, целиком отождествлять себя с ним.

Такова исходная точка. Но из этой основной концепции возникли различные учения, которые можно объединить в два больших течения: «абсолютный дуализм» и «умеренный дуализм».

Эту идею, которая составляет собой самую сущность катаризма, мы находим в зародыше у ряда христианских мыслителей, даже самых официальных, таких как святой Августин, и у других, менее знаменитых, таких как Ориген или Лактанций. Можно утверждать, что эти философы высказывали все идеи, которые, доведенные до крайности, внушили позже катарам теорию двух антагонистических начал, двух божеств — Добра и Зла.

Большой проблемой для дуалистов оставался вопрос, равны ли эти два творческих начала по значению и силе. И здесь мы обнаруживаем существенное различие между дуализмом катарского типа и манихейством.

Согласно точке зрения катаров, Добро не подвержено никаким изменениям. Оно неподвижно, «подобно Отцу». Зло же, наоборот, нестабильно, подвержено порче (то есть материализации, так как злые духи вступали в связь с дочерьми человеческими). Одно начало может творить только Добро, другое имеет пагубный дар свободы — моральный образ изменения. Еще святой Августин утверждал, что в творениях свобода воли всегда обращается ко Злу: так не состоит ли истинное совершенство в том, чтобы быть абсолютно свободным ото Зла и не «иметь возможности» его творить?

Таким образом, два начала фундаментально различны по своей сущности. Но, с точки зрения катаров, у них есть одно общее: оба они духовны, тогда как в древнем манихействе Злое начало — это прежде всего материя, чудовищное зверство, полный хаос, слепой случай*.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта