Далее2

Средства к существованию трибуналов извлекали из конфискаций и штрафов, ибо надо было содержать инквизиторов и тюрьмы, кормить пленников и тратить деньги на торжественные церемонии. Орден стал носить теперь название «Officium Sanctae inquisitioni» [служба святого следствия (лат.)].

В Северной Франции действовал и также наводил ужас доминиканец инквизитор Роберт Бугр. Действовал он в период царствования короля-христианина Людовика IX, прозванного Милостивым. Этот тишайший государь, слегка напоминающий благочестием и мягкостью нашего Алексея Михайловича, обладал фанатической страстностью в деле защиты религии от ереси и вообще в проведении в жизнь религиозных начал. Аскет и богомольник, он прост и доступен, милостив к больным и нищим, доступен преступникам, участь которых он смягчает. Но в то же время свирепости и твердости духа этого болезненного государя не было предела, если дело касалось ереси или оскорбления святыни. Услышав однажды на улице богохульство, он приказал тут же прижечь виновному язык раскаленным железом. Свирепая энергия инквизитора Роберта заставила Людовика IX призвать его во Францию, где он получил полный простор для действий и заслужил свое прозвище «Бугр»'*.

Родом Роберт был из Болгарии, деятельность свою начал в Милане, где был вначале катаром и где попал под влияние св. Доминика. В деятельности последнего Роберт, как и многие другие из выдающихся проповедников, усмотрел те начала, которые спасали католическую церковь от разложения и гибели. Под влиянием деятельности Доминика Роберт сам решил принять участие в деле прославления церкви и укрепления в ней здоровых и истинных начал. Но рвение и фанатизм довели его вскоре до человекоубийства и ненавистничества. Поступив в монастырь доминиканцев, он приобрел популярность своим красноречием и энергичной деятельностью. Его послали во Фландрию и Северную Францию, где жестокости его, по свидетельству историков, не было границ. Про него говорили, что он одновременно был и судьей, и палачом. В Шампани он однажды присудил к костру сразу сто восемьдесят три человека. Даже Рим нашел необходимым напомнить ему об осторожности. Его увлекали те неограниченные полномочия, которые давали ему право жизни и смерти над каждым мирянином. Обезумевший от крови и чудовищных преступлений монах в конце превзошел всякую меру. Его велено было посадить в тюрьму, где он и кончил свою жизнь.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта